05:36 

Дейдара_Феникс
Создавая свой мир, не находишь времени на нытьё.
Предназначенные кровью или Семь Чудес выпиленных лобзиком.

Автор: Дейдара-Ака-Феникс
Бета: Вечный Педант
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Фэнтези, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Философия, POV
Предупреждения: Инцест, Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними
Размер: Миди
Статус: в процессе написания
Описание:
Древняя кровь бурлит в жилах, не щадя даже родных братьев. Естественная и горячая как лава она течёт по венам, разносит томительный наркотик по телу, запутывает тонкие нити, привязывая одно сердце к другому стальной хваткой. Зову крови невозможно сопротивляться, и привычный Мир легко и послушно сходит с ума, переворачиваясь с ног на голову. И тогда наступает время чудес…

- Ненавижу тебя, ублюдок!
Я лишь вздохнул, подпирая спиной стену. Уже битый час мой младший братишка извергал на мою голову все возможные проклятия и клялся убить меня всеми способами.
- И не надоело тебе вопить, закат моего разума? – поинтересовался я. – Уже второй день пошёл, так ведь и гланды можно посадить.
Крепкая дубовая дверь задрожала под яростным напором и новая волна брани посыпалась щебёнкой по мостовой. Прошло ровно два дня, как я его сюда перенёс. Кто бы мог подумать, что моего братишку придётся запереть у себя в комнате, как какую-нибудь кавказскую пленницу. Крепкие дворцовые стены и не такое выдержат, а воссоединение королевской семьи куда важнее, чем бесплодные воспоминания о чужом для нас обоих Мире.
- Я тебе верил! – проскулил вконец охрипший Фенистрель.
- А я тебе не лгал, – возразил я.
- Тоже мне праведник райских кущ нашёлся! Нимб протри, а то запылился! Да твоя правда смахивала на фантасмагорический бред умалишенного, переевшего мармеладных мишек! – взъелся мой младший брат.
- Какая разница на что она была похожа? Правда это правда, – безапелляционно отрезал я. - Я с самого начала сказал, что заберу тебя из этого ада. Я привык держать своё слово.
За дверью воцарилась злая беспомощная тишина.
- Я знаю, – глухо произнёс Фенистрель.
- Тогда с чего все эти сольные концерты? – улыбнулся я.
- Ты и сам знаешь. Затащил чёрт знает куда, да ещё и запер, – обиженно отозвался мой брат.
- Мне пришлось так поступить. Но разве не этого ты хотел?
Я невольно заулыбался, вспоминая ту недолгую неделю совместного проживания в зоне тотального разрушения хмурого мира, именующегося гнездом моего младшего брата.
Тогда меня встретил неприглядного вида подъезд с обшарпанными стенами. Не совсем то, что я ожидал от обиталища моего драгоценного братишки. Совсем не то, если честно. В тайне я лелеял надежду, что мой неприкаянный младший брат проводит всё своё время за вышиванием крестиком где-нибудь в небольшом частном домике, окружённым белым заборчиком. Но хрен там…
Узкие грязные улицы и запах насилия за каждым поворотом, а теперь ещё и эта угрюмая дверь со старой зелёной краской на потрескавшихся досках. Все мои утешения вяли на глазах. Убил бы того ублюдка, что отправил моего братишку в этот неприветливый мрачный мир, в котором толком и чудес то нет.
Совсем недавно мне удалось разузнать месторасположение моего потерянного брата и я тут же рванулся очертя голову на его поиски. То, что я увидел, повергло меня в глубокое уныние и панику. В этом мире были не плохие местечки, так почему же ему довелось увязнуть именно в этом?!
Пару сотен лет назад, когда я ещё пешком под стол ходил, а Фенистрель вообще пускал слюни и требовал соску, Наш Мир Поглотила Тьма. Честно говоря, всё это дешёвый пафос, никакая тьма ничего не поглощала, но какие-то фанатики Тайного Культа, такого Тайного, что каждый житель Сияющих Земель знал, как именно они набирают новобранцев, украли младенца из королевских покоев и отправили его за Край Мира.
Отец нагнал их уже на границе и разорвал на куски. Но они уже успели совершить своё гнусное дело. Несчастные перед смертью бредили о неком Создателе переродившемся в теле младенца. Они пророчили нашему Миру рухнуть в одночасье, когда огненные крылья коснуться нечестивых чужаков.
Но плевал я на эти пророчества с Семи Великих Небес! Всякие психи по Грешным землям табунами ходят и ничего, никто даже не чихает, а тут им, видите ли, младенец не угодил. Младший брат принадлежал мне по праву крови. Я, как старший сын, оказался наследником трона по достижению совершеннолетия. Забавно, что в этом неприглядном мирке отношения между кровными родственниками вызывали истерику. Это являлось некоторой проблемой, так как Фенистрель вырос в этом Мире, стало быть, перенял и эти смешные табу.
В любом случаи я должен был вернуть брата домой. Сердце взволнованно ударилось о рёбра, и я решительно забарабанил в дверь.
Изнутри, на фоне чувственного воя каких-то алкашей, послышалось подозрительное шуршание. Щёлкнула задвижка, и дверь с оглушительным хлопком распахнулась, едва не съездив мне по носу. Похоже, что хозяин квартиры не удосужился открывать дверь руками и сделал это задушевным пинком.
На меня уставилась пара пронзительных тёмных глаз, сощуренных в фирменный хамоватый взгляд бывалого копа на допросе. Львиная грива растрёпанных светлых волос воинственно торчала во все стороны. Черная футболка с кричащей надписью «Откусанные пальцы назад не возвращаются!» висела на худом жилистом теле нестройными складками. Сейчас Фенистрелю должно было быть по местным меркам около семнадцати лет, но для своего возраста он оказался весьма не высоким. Поэтому ему пришлось задрать голову и смотреть на меня грозным суровым взглядом Потрошителя снизу вверх, что чёртовски рушило весь эффект устрашения. Я тупо уставился на это очаровательное недоразумение и невольно расплылся в улыбке.
- Собрание толкиенистов этажом ниже! – заявил Фенистрель, подозрительно разглядывая моё довольное лицо.
- Кого? – не понял я.
- Определённой ниши общества фанатеющей от остроухих эльфов и беготни по лесу с пластиковыми мечами. Я бы и сам пошёл, но, увы, слишком занят! – хмыкнул мой братец.
- Нет, я не имею к этим людям никого отношения! – удивлённо отозвался я и, подумав, добавил. – Почти.
- Ну да! А меч тебе зачем? Колбасу резать? – Фенистрель скрестил руки на груди и опёрся спиной о косяк.
Я машинально бросил взгляд на ножны за моей спиной. А ведь я так старался замаскировать его под спиннинг! Целый час на это убил и маток скотча. Обычные прохожие ничего не заподозрили. Но за то время, что я успел провести в этом мире, мне всё больше кажется, что они вообще не способны хоть что-то заметить. Даже если бы мне вздумалось прокатиться на цербере по центральной площади в окружении всего Крылатого войска, врятли это вызвало бы больше беспокойства, чем очередной митинг Гринписа.
- Я фехтовальщик, – просто ответил я.
- Типа спортсмен?
- Не думаю, что это можно назвать спортом…
- Вот и чудно. Потому что я ненавижу спортсменов и поэтов. Они мне мозги выносят. Одни хвастовством, а другие нытьём. Раз ты не слесарь и не девочка по вызову, то наверняка по объявлению?
- Наверное, – пожал плечами я, с интересом разглядывая его драные джинсы.
- Вот и чудненько! Тогда заваливай и можешь располагаться. Я сдаю всего одну комнату, но она не в таком бедственном состоянии, как все остальные. А если ты перестанешь пялиться на мои коленки таким нездоровым взглядом, то мы наверняка неплохо поладим! – весело заявил Фенистрель впуская меня в своё обиталище.
Я поспешно спрятал глаза, лелея нежные мечты коснуться узких плеч позже, когда не вызову этим атомной войны. Мой брат преувеличивал, красочно описывая по телефону масштабы разрушения своей обители. Квартира была захламлена до предела, но оказалась удивительно уютной и тёплой. Моя комната напротив, встретила меня белоснежной пустотой. Кровать да шкаф. По мне, так больше и не надо.
Везде витал запах красок. Сам Фенистрель пропах ими до безобразия и ещё каким-то, незнакомым мне запахом. Мой брат шустро метался по всей квартире, методично и коротко разъясняя, что и где можно было отрыть. Именно отрыть, потому как большинство вещей, в том числе и необходимых, водружалось в неприступные горные хребты по всему периметру.
- На кухне, в своей комнате и ванной можешь творить что хочешь! Хоть философский камень из макарон вари, хоть Лохнесское чудовище вызывай, лишь бы оно моей зубной щёткой не пользовалось. Гостиная тоже нейтральная территория для совместного разбоя. В мою спальню ни ногой. Там слишком тонкая творческая обстановка, и чужих я туда не пускаю, ясно?
- Ясно, – послушно кивнул я, умиляясь строгим видом светловолосой кометы.
Однако грозное заявление «Не входить в комнату под страхом Смертной Казни!» уже спустя полчаса было с чистой совестью забыто. Фенистрель сам потащил меня к себе и, усадив на широкую мягкую кровать, показывал фотографии и хвастал недавними проектами. Я так и не понял, чем конкретно занимался мой брат, дабы прокормить свой острый язычок, видимо всем и понемногу.
Я с любопытством озирался по сторонам святой из святых. Мягкий ковёр сплошь усеянный разного рода макулатурой и творческой утварью, так же захламленный стол с гордо чернеющим ноутбуком жестоко обклеенного цветными бумажными блоками.
Кровать заботливо отгородили пологом от всего этого безобразия. Своего рода уютное гнёздышко, в котором по ночам, свернувшись клубочком, спит мой младший братишка. Трогательно посапывая и обнимая подушку, запутавшись в собственных длинных шёлковых прядях золотистых волос. Пушистые ресницы подрагивают от едва уловимого движения зрачков. Томный вздох и сладкий переполненный удовольствием стон. Влажное худое тело неспеша и лениво переворачивается на спину, раскинув руки и обнажая беззащитно вздымающуюся грудь с темными отметенными сосков. По приоткрытым губам скользнул влажный мягкий язычок, так маняще и…
- Эй, парень! Чувак! Очнись! Тебя зовут то как, мечтательный Ромео? А то такими темпами придётся мне неотложку вызывать, а я даже имени твоего не знаю. Ты хоть предупреждай, когда в себя уходишь или записку оставляй. А то я чувствую себя безбожно брошенным и одиноким, когда пытаюсь общаться с пускающим слюни трупом!
- Акару. – я быстро уткнулся в свои тапки. Кровь нашего рода вновь закипела в моих жилах. Дикое желание прижать наглеца к кровати и взять силой захлестнуло мою бедную голову.
Уже несколько веков моя семья поддерживала чистоту крови. Наши любовные связи никогда не выходили за пределы семьи. И теперь чем ближе наши родственные связи, тем сильнее закипает древняя кровь.
- Странное имя, – задумчиво покачал головой чертовски соблазнительный мой братишка.
Я поднял на Фенистреля мутные глаза. Озабоченная растрёпанная мордашка и такие глубокие тёмные глаза… Внезапно бледные щёки полыхнули трогательным румянцем и брат подскочил как ошпаренный взирая на меня сумасшедшими дикими глазищами. Не известно, чем бы вся эта катавасия кончилась, если бы кто-то очень надоедливый и беспородный не забарабанил в дверь, заставив нас подскочить как перепуганных сусликов.



На меня уставилась пара хитрющих глазищ, таких же синих как омут, в котором водятся самые тихие и страшные черти. Мне стало не по себе. Я уже успел отвыкнуть от знакомых рож и слегка опешил.
В тусклом подъездном проёме чётко вырисовался чёрный провал стройной фигуры Тени Серого Кардинала. Если долго вглядываться, то можно подумать, что это просто чёрная дыра решила выйти на прогулку за буханкой хлеба. Нашарив меня взглядом, его красивое бледное лицо с россыпью гречневой шелухи на щеках расплылось в довольной улыбке. Легко сдув блестящие смоляные волосы с лица, он едко выпалил:
- Какие люди в нашем скромном дурдоме! Неужели наша наседка таки покинула обжитое бунгало? Я уж думал, не снесёшься. Никак иначе в лесу что-то сдохло по столь официальному поводу. И как тебе гнёздышко нашей пташки, брильянтовый мой?
- Незабываемо, – мрачно буркнул я.
- Только вот не надо на меня смотреть таким прожигающим взглядом. Того и гляди дырку прожжешь, а я сквозняков боюсь. Дует, знаешь ли!
- И хорошо, что дует. Может чего путного в кое-то веки надует.
- Влад! Вы знакомы? – Фенистрель требовательно дёрнул колдуна за водолазку. – Заговорщик хренов! А раньше сказать язык отвалиться?
- Да кто я такой, чтобы дёргать тебя по подобным мелочам! Не хотел портить сюрприз. Ты просил подыскать тебе квартиранта, а тут такой экземплярчик откопался.
- Ничего я не откапывался! Я тебе не упырь какой-нибудь, – возмутился я. – Но меня больше волнует другое. Вы друг друга знаете? И давно?
- Да этого оболтуса полгорода знает! Недавно объявился, а хвост распушил так, что можно площадь подмести за раз, – ухмыльнулся Фенистрель.
- Ты мне льстишь, гадёныш! – усмехнулся Владислав. – Молодец! Продолжай в том же духе и тебе обломиться! Ну что стоишь, как подставка для айфона? Может уже обнимешь друга?
- Размечтался, халявщик. Обнимашки идут по отдельному тарифу, – отгрызнулся Фенистрель, но к моему величайшему огорчению всё-таки шагнул в объятия к колдуну.
Мысленно пожелав своему Советнику сдохнуть медленной смертью под пытками, я гордо отвернулся, стараясь не обращать внимания, как опасно похолодел меч за моей спиной. Даже сквозь брезент и слой скотча я ощущал исходящий от него холод. Можно было обмануть кого угодно, но только не древнюю сталь, выкованную Мерцающими Драконами ещё в начале создания Мира.
Влад испытующе впился в меня взглядом. Я уже привык к его вечным попыткам раздразнить меня и довести до белого каления. Если я хоть разок не обнажил меч в попытке оттяпать ему голову, то день прожит зря. Этого выродка хлебом не корми, дай свести кого-нибудь с ума и поглумиться безнаказанно.
Но без его безумных авантюр я бы никогда не увидел брата. Именно в его скучающую голову пришла идея пролезть в этот мрачный мирок через Тёмный коридор. Как не крути, а тени гуляют везде и Влад имеет власть над ними. Нам всего-то нужно было отыскать нужную, чужую для этого мира, тень. Как ни странно, тень Фенистреля мы нашли не просто быстро, а с астрономической скоростью. Как будто она ждала нас, притягивала как магнитом, не позволяя смотреть в другую сторону.
Перестав тискать моего братика, Влад вальсирующий походкой прошествовал на кухню и, методично смахнув с табуретки какой-то хлам, умостил свою персону у окна. В этот момент он выглядел как фокусник со стажем, а я то, дурак, думал, что это просто куча хлама. Кто же знал, что там ещё и табуретка спрятана? Может Фенистрель тут не один живёт? Просто другие люди завалены где-то под бесконечными залежами ненужных вещей и впали в спячку.
- Аку, любовь моя, не отсвечивай! Откопай себе что-нибудь на чём можно сидеть и присоединяйся, – скомандовал Фенистрель, моментально перенимая у Влада привычку перебирать эти дурацкие обращения.
В этот короткий критический момент я вдруг стал бесконечно благодарен Владу за столь идиотскую манеру выражаться. Слова «любовь моя» парализующим ядом растеклись по телу, делая из гордого меня послушного краснеющего барашка. Я покорно огляделся в поисках посадочной полосы и не нашёл ничего лучше, как приспособить огромную игрушку панды под оригинальное седалище. Мысль о происхождении этой вещицы я отложил до лучших времён. Честно говоря, я вообще предпочитал не вглядываться в пёстрый хаос, стараясь не травмировать свою психику. Что-то мне подсказывало, что там меня поджидала неизвестность.
Пока Фенистрель колдовал над туркой с кофе, Влад метко пнул меня под столом. Я же в свою очередь технично попытался достать его подзатыльником, но этот гад ловко увернулся, в результате я безмолвно взвыл, когда кулак вписался в стену. Брат обернулся, недоуменно уставившись на нас, но мы уже успели принять непринуждённые позы и прикинуться предметами мебели. Разве что хамская улыбочка Владислава и мой убийственный взгляд намекали на наши нежные отношения.
Голос Влада зазвучал в моей голове так громко, что я чуть не оглох на оба уха. Телепатическая перебранка с ним и без того была не самым приятным занятием. Удобно умостив на моей тени свои босые пятки, Тень Серого Кардинала бесстыдно вторглась в мою голову, явно получая удовольствие от причинённых неудобств.
«Краснеешь тут как девица на выданье. Тоже мне - грозный Император. Стоило твоему братишке случайно ляпнуть приятную глупость, и ты уже готов стать пацифистом, променять меч на пяльцы и посвятить свою жизнь вышиванию крестиком. Неужели кровь и правда так срывает крышу?» – завистливо поинтересовался Влад.
«Ничего не срывает. И вообще, завидуй молча,» - недовольно отозвался я, вкладывая максимум усилий в свои слова. Судя по тому, как скривилось лицо Влада, у меня получилось доставить ему неземное «наслаждение».
- И давно вы дружите, голубки? – поинтересовался Фенистрель, присаживаясь рядом со мной.
Задушив дикое желание собственнически заграбастать братишку себе на колени, я решил предоставить декоративное развешивание лапши на ушах своему Кардиналу. Уж в чём-чём, а в этом он был непревзойденным мастером. Уткнувшись в чашку с горячим горьковатым напитком, я попытался расслабиться.
- Давно! Ещё пешком под стол ходили за Сокровищем Драконов! – отозвался Влад с беззаботной улыбкой.
Я поперхнулся кофеином. Когда мы были молодыми, то взаправду попёрлись на Лазурное побережье искать Сокровище Водяных Драконов. Ничего путного из этого не вышло, нас чуть не сожрали гигантские пауки, но какого чёрта этот тип выкладывает всё как на духу?!
«Тебе в голову копьё попало? Ты чего несёшь, праведник недоделанный?» - я угрожающе уставился на колдуна.
«Сам ты праведник! – огрызнулся Влад. – Совсем от счастья ополоумел и забыл, чей братишка этот молодой человек? Ему бесполезно врать, как и тебе, дурилка картонная. Если бы я знал, что у вас вся семейка ходячие детекторы лжи, то давно бы дал обет молчания!»
Я внимательно посмотрел на колдуна и добродушно улыбнувшись, произнёс:
- Не совсем под стол, конечно, но там было так, же темно и полно паутины. Не самое радужное место на свете. Между прочим, тогда мы ели ноги унесли. Благодаря этому типу! – я обвиняюще ткнул крохотной ложечкой в помрачневшего Владислава.
- Ты мне теперь всю жизнь это будешь припоминать?! Не знал что ты у нас такой злопамятный, господин зануда, – с досадой отозвалась Тень Кардинала.
- Ого! Так вы с детства дружите? Классно! Завидую! У меня не осталось таких давних друзей, – как-то виновато улыбнулся Фенистрель.
- Почему?
- Не знаю. Не судьба, наверное. А как вы познакомились?
Мы переглянулись. Не говорить же ему, в самом деле, что мы познакомились на ярмарке Четырёх Светил, когда Владислав ещё толком не умел принимать человеческий облик, а я гордо шастал с деревянным мечом.
- На ярмарке, – коротко ответил я, надеясь, что в этом Мире они всё ещё есть или когда-то были.
- Здорово! А на какой? – обрадовался Фенистрель. Он придвинулся ко мне, с любопытством заглядывая в глаза.
Я растерялся, теряясь в переливах карминового тумана. В голове опасно загудел призывный вой сирен. Ужасно, когда он так близко… невыносимо!
- На большой! – громко заявил я, рывком поднимаясь.- На очень большой ярмарке! Я выйду, с вашего позволения!
Запершись в ванной, я сунул голову под ледяную воду. Длинные светлые пряди мокли неохотно, не понимая, зачем вообще им впитывать воду. Глубоко вздохнув, я прислонился спиной к холодному кафелю. Ледяные дорожки стекали за шиворот, пробираясь по взмокшей спине ниже к ремню брюк.
Глупо получилось. Отчасти Влад был прав: я веду себя как девица на выданье. Где моя царская выправка? Дворцовые провокации и конгрессы, заговоры…я никогда не давал слабины. Всегда выкручивался как мог.
А мой младший братишка выбил меня из колеи одним лишь любопытным взглядом. Я тяжело вздохнул. Стоило мне заглянуть в этот омут, как я утонул в нём с головой и даже булькнуть не успел. Гипнозом он владеет что ли?!
Это было опасно.
Эти невинные глазки так легко заполучили меня в свою власть, что становилось стыдно. Что толку иметь панцирь из стали, если для призрачных пальцев его вообще не существует? Он как будто запускал руки сквозь мою бронь и касался бьющегося сердца, не замечая суровых лат.
Мне стало ужасно паршиво. Мой братишка даже не соображает, что творит. Лучше ему поскорее узнать о наших родственных узах или я рискую стать нервозным истериком за эту грешную неделю.
Встряхнув лохматой мокрой копной волос, я решительно распахнул дверь и вылетел из ванной, столкнувшись нос к носу с Фенистрелем, который в этот момент как раз тащил кастрюльку с каким-то лапшевидным варевом. Поскользнувшись на воде, которая быстренько организовала лужицу под моими ногами, я с коротким воплем полетел на пол, не забыв утянуть моего братишку за собой.
Раздался эпичный грохот. Я облегчённо вздохнул, поняв, что кастрюля приземлилась не мне на голову. Вместо этого она описала замысловатую загогулину в пространстве, обильно орошая наши светлые головы лапшой, и с грохотом вписавшись в стену, покатилась в гостиную, вершить дальше свои грязные лапшичные дела.
Я проводил её взглядом и рефлекторно повернул голову, встретившись с перепуганными изумлёнными глазищами Фенистреля. Сорванцу удалось удачно приземлиться прямехонько на мою тушку. Стройные ноги в ободранных джинсах приятно сжимали мои бёдра, а пылающие жаром губы манили недостижимой близостью. Я вдруг осознал, что мы попались. Как глупые кролики в хитроумно расставленную ловушку. Мне стало так тепло и уютно, что весь мир вокруг сам собой потерялся в бесконечном глупом счастье. Даже если бы я прямо сейчас умер, то это ничуть бы меня не расстроило. Сомневаюсь, что я вообще обратил бы на это внимание.
Тупо уставившись на свисающую с мило покрасневших ушек лапшу, я улыбнулся и бережно снял её, оправив в рот.
- Есть можно, – нежно произнёс я, обдавая послушно приоткрывшиеся губы горячим дыханием.
Фенистреля затрясло. Кровь бурлила в нас обоих и, кажется, он впервые узнал её опьяняющий аромат. Прикрыв мутные глаза, он судорожно провёл по моим губам языком, словно наркоман, наконец-то получивший дозу. Сердце отказало и решило не биться, всё тело было напряжённой дрожащей струной, а голова грозилась взорваться, забрызгав мозгами стены.
Такой сладкий, дурманящий и бесконечно голодный. Я наконец-то понял, на что это похоже. Я просто безумно голоден. Внутри словно зияла чёрная дырка. Пустая, ненасытная дыра. А горячее гибкое тело так податливо изогнулось мне на встречу, что невозможно было отказать.
Я потянулся к братишке, желая обнять, прикоснуться к пылающей под футболкой коже, но нечто совершенно грубое вырвало эту трепещущую пташку из моих лап. Гнетущая слепая волна гнева поднялась внезапно и загудела, пытаясь заполнить вновь образовавшуюся пустоту. Но кое-что осталось. Нечто крошечное и живое я урвал, и оно всё ещё копошилось где-то внутри меня.
Я поспешно запрятал это поглубже, в самые укромные закоулки и, моргнув, наконец-то понял, что я всё ещё дышу и сердце туго бьётся о рёбра. Надо мной навис Влад, державший за шкирку испуганного Фенистреля.
- Устроили тут Водевиль в домашних условиях! – захохотал он. – Не при мне, ладно? Вот я уйду, и хоть упейтесь друг другом!
Вид у него был такой ликующий, словно он только что завалил мамонта при помощи зубочистки. Я хмуро уставился на него, выпутывая лапшу из длинных прядей, которые окончательно разметались настолько, что пришлось снять хвост.
- Помолчи, челядь. Это всего лишь случайность.
- Прости! – жалобно взвыл Фенистрель, вырвавшись из рук Влада. – Я…я не знаю, что на меня нашло. Такого со мной никогда не случалось! Клянусь, я сам не ведал, что творил!
- С лапшой на голове это звучит очень убедительно, – засмеялся я, видя что братишка сейчас просто лопнет от переполняющих его эмоций. – Не надо так убиваться. Я не злюсь.
Фенистрель подозрительно впился в меня жадным взглядом. Наверное, я и сам не очень эротично выглядел со свисающей лапшой в волосах, но что-то мне подсказывало, что мой брат думает иначе.
- Правда?
- Да. Убери уже эту несчастную мину, а то молоко на кухне скиснет, – я окончательно развеселился.
Мне стало как-то очень легко и свободно. Попробовав запретный плод, я освободился от жажды до поры до времени. Возможно, позже она разорвёт меня с новой силой, не уступающей прежней.
Но это будет когда-нибудь потом…




Арт, который рисовал мой хороший друг:




@темы: Яой, Эльфы, Фэнтази, Феникс, Слэш, Приключения, Ориджинал, Инцест, Драконы

URL
   

Край Света

главная